------THE INQUISITORUM /"ВЭ ИНКВИЗИТОРУМ"/------

НОВОЕ   ПРЕССА   ИЛЛЮСТРАЦИИ   ЗВУКИ

26.12.2004

Газета "Газета" о "Шинели" и Inquisitorum.

20.12.2004

Отрывок из материала, который должен появится в январском номере журнала Rolling Stone в связи с выходом ДВД "Шинель": "Родильнице предоставили на выбор любое из трех имен, какое она хочет выбрать: Моккия, Соссия, или назвать ребенка во имя мученика Хоздазата. "Нет, - подумала покойница, - имена-то все такие"... "Уж если так, пусть лучше будет он называться, как и отец его. Отец был Акакий, так пусть и сын будет Акакий". Таким образом, и произошел Акакий Акакиевич". Это первое, что я слышу, когда спускаюсь в подвал дома начала 20-го века в центре Москвы. Лысый человек читает вслух "Шинель" Гоголя. Вокруг свалены какие-то железки, на полу сотни пивных бутылок, на столе недопитые бутылки водки, по стенкам весят дорожные знаки и Пугачева с Орбакайте. Лысый человек - басист и вокалист группы Inquisitorum Виктор Буравкин Слушатели - шестеро остальных участников коллектива - сидят среди диковатого антуража и периодически останавливают Буравкина, выкрикивая что-нибудь вроде: "А вот здесь-то хорошо бы скрипку с дрелью пустить" или "Я засэмплировал завуча своего. Обнаружил кассеты с выпускного десятилетней давности и согнал звук. Теперь на каждый шаг Акакия можно оканье завуча пустить". Буравкин все комментарии аккуратно вносит в блокнот. "Потом все используем, у нас же разум-то коллективный!", - с ухмылкой поясняет он.

05.12.2004

Inquisitorum показали на канале НТВ в программе "Все сразу".

17.11.2004.

Заметка в журнале Rolling Stone.

04.2003. Журнал FUZZ

Самая обыкновенная контрабанда

Наш многозначительный журнал имеет свойство быть честным как по отношению к читателю, так и к музыканту. Музыкант же, как существо свободное имеет свойство представать перед публикой таким, каким ему хочется быть. Поэтому прежде чем вы приступите к изучению нижеизложенного, примите валерьянку и откупорите шампанского бутылку, а лучше заблаговременно перечтите "Женитьбу Фигаро" - по прочтению этого материала у вас просто обязано остаться впечатление будто вас водили за нос.

Данный полилог происходит в феврале 2003 года от Рождества Христова по случаю неожиданного выхода замечательного музыкального альбома у группу, которая сроду музыкой не занималась. Московский проект INQUISITORUM, слывший в нечуждых высокого искусства кругах компанией хулиганствующих эстетов, выпускает потрясающий диск "Середина Большого Юлиуса" в сотворчестве с известным прозаиком и драматургом (а если без дураков - классиком современной русской литературы) Людмилой Петрушевской. Этот удивительный альянс, начавшийся прошлым летом принес диковинные плоды. В частности, выяснилось, что те кто больше всех борется с музыкой лучше всех ее и пишут, или по крайней мере интересней, а Людмила Стефановна, кроме того что классик литературы еще и поет как дай Бог каждому. Вооружившись знанием немузыкальных форм искусства и диктофоном, мы пожаловали в хорошо запущенный подвал на "Новослободской", чтобы приобщиться к таинствам особого творчества.

FUZZ: Ансамбль INQUISITORUM известен как провокационный и намеренно немузыкальный - в понимании слушателя перекормленного форматным радио, коллектив. Вам даже давали вполне лестную для авангардиста оценку: "худшая группа на территории бывшего СССР". И вот сейчас вы записываете альбом музыки, где кроме пусть и авангардных, но вполне доступных пониманию неподготовленного для авангардного творчества слушателя, есть еще и песенный материал. Как докатились?

INQUISITORUM: Мы всегда создавали нечто безумно мелодичное. Просто периодически происходила естественная инверсия и "безумное" побеждало "мелодичное". Подобное может произойти в любой момент - мы сами не знаем, когда именно это случится. Так сложилось, что во время записи последнего альбома "мелодичное" оказалось почему-то сильнее. А завтра все может измениться. Сами мы считаем, что всегда играли нормальную позитивную поп-музыку. Не все, правда, понимают, что это НАСТОЯЩИЙ поп-продукт...

FUZZ: Вы стали известны как проект перкуссионного индастриала. Эрудированные фэны проводили параллель между вами и, к примеру, Монте Казазза. Это подлинные корни творчества INQUISITORUM? Что было до желания творить, что послужило побудительным толчком к желанию также многозначительно бить по жестянкам?

INQUISITORUM: Большое желание бить по железу возникло после увиденного нами на территории Уганды, где проходили службу несколько участников коллектива (во французском Иностранном Легионе). Промышленные центры буквально раздирали джунгли, разрушая традиционный уклад жизни пигмеев. А они вместо того, чтобы сражаться, затягивали пояса и били в свои барабаны. Особенно эти крики, вопли и стук мешал по ночам. У нас бы приказ - никаких контактов с местными. Мы даже не могли их силой заставить молчать. Тогда мы и схватились за железки.

“Дубасили по ним как безумные каждую ночь. Через неделю пигмеи ушли. И мы наконец-то заснули крепким сном. Что касается коллектива, который оказал на нас наибольшее влияние, то это были бельгийцы THE VOCERS. Группа записала всего два альбома - "Hard Headed Woman" семьдесят девятого года и "Making Love With My Baby" восьмидесятого...

FUZZ: Как на ваш взгляд обстоит дело с российским авангардом? В частности в Москве?

INQUISITORUM: Напрашивается контрвопрос - что такое "авангард"? Если INQUISITORUM это "авангард", то всё обстоит очень хорошо. Если взять другие коллективы (например, всякие иные INQUISITORUM), то как правило у них одна беда - слишком серьёзное отношение к себе и к своему "творчеству"...

FUZZ: Что нужно нашей андерграундной сцене чтобы стать интересной?

INQUISITORUM: Восприятие происходящего вокруг как фарса. И соответствующего к нему отношения... А вообще, сцена должна быть оформлена как следует. Красиво и со вкусом. Лампочки там всякие, фонари. Дым-машины обязательно... Микрофоны чтобы хорошие стояли, мощные усилители и места много было... (Ред. И вот это правильно.)

FUZZ: Теперь, по возможности, в красках: как случился такой удивительный альянс с Людмилой Стефановной Петрушевской?

INQUISITORUM: Познакомились с ней совершенно случайно. Какое-то время пообщавшись, решили записать совместную пластинку. А в процессе работы выяснилось, что тексты и вокал Людмилы Стефановны на редкость органично сливаются с нашей музыкой. То есть получилась вполне монолитная работа. И мы, и Петрушевская считаем, что произошёл неожиданный, но чрезвычайно удачный опыт совместного творчества.

FUZZ: Теперь, по выходу "Середины Большого Юлиуса", вашего, как известно, пятого альбома, можно рассчитывать на выход предыдущих опусов? Какого свойства, кстати, содержание этих работ?

INQUISITORUM: На выход рассчитывать никогда не нужно. Только на вход. Работы должны входить. Выходить должен слушатель. В полной панике. Теперь о работах:

Первый альбом "Твист" - сиггулярный попс с элементами воспоминаний о пребывании в Уганде. Тропические баллады. Альбом "II" - песнь о красоте нашей планеты. Музыка пронизана терзаниями героя, живущего в однополярном мире и страданиями его подруги от сексуальной неудовлетворённости. "N4" - концерт. Записи некоторых выступлений времён ностальгии по тропическим джунглям и тамтамам пигмеев. Пластинка выдержана в стиле даун-транс. Наш подарок домохозяйкам. Альбом "№3. Праздник" выходил на лейбле "Boogeyman" и пользовался особенным успехом в Прибалтике. Говорят, латышей особенно прибила композиция "Фарада". Почему - никто не знает...

FUZZ: Кто чем занят в группе INQUISITORUM?

INQUISITORUM: Вообще-то пьют. Из профессий - отцы-основатели коллектива служили в Иностранном Легионе. После возвращения на родину занимались сутенёрством... Саксофонист - программер. Перкуссионист - электрик международного класса по обслуживанию кухонных комбайнов. Барабанщик работает в каком-то засекреченном ящике. Пашет на российский космос... Остальные определённого рода занятий не имеют...

Озадаченные интервьюеры еще пару часов ползали по интернету на www.kvarki.ru и www.kvarki.ru/inquisitorum, шарахались от замысловатого нет-арта и глубокомысленно изучали тексты, но все равно ничего толкового не обнаружили. П. БЯТЫЙ и Я. КАЛУШАТОВ



03.2003. Дни.ру

Популярная писательница Людмила Петрушевская записала совместный альбом с московскими музыкальными провокаторами – группой Inquisitorum. Альбом называется "№ 5. Середина Большого Юлиуса". Эта группа прославилась своими безумными шоу: на концертах они стучали по железкам и трубам и пели непонятные песни на непонятном языке…

Студия "Союз" выпустила совместный альбом музыкантов, которые терроризировали московские и питерские клубы в течение 5 лет, и известной писательницы Людмилы Петрушевской.

Как говорят издатели, "это первый опыт подобной работы, уникальный пример плодотворного сотрудничества представителей современной русской литературы и современной русской авангардной музыки".

Музыканты прославились тем, что устраивали на концертах безумные шоу: стучали по барабанам, железкам и трубам и пели непонятные песни на непонятном языке. Менеджеры "Союза" отыскали этих ребят в 2001 году и тут же предложили сотрудничество.

Тем более, что выяснилось, что члены группы познакомились между собой во время прохождения службы во французском Иностранном легионе в середине 90-х годов. Первые выступления ансамбля состоялись в Уганде в мае 1996 года. Но уже в начале 1998-го демобилизованные члены Inquisitorum'а прибыли в Москву, где и продолжили свою творческую деятельность.

В "Союзе" говорят, что Людмила Петрушевская, автор нескольких десятков опубликованных издательством "Вагриус" книг, услышав группу, сразу же заинтересовалась необычным звучанием и вышла "на связь" с музыкантами. И через полтора года на свет появилась совместная работа – "№ 5. Середина Большого Юлиуса".

Петрушевская и Inquisitorumс специально для этого проекта создали 13 оригинальных композиций. Кроме этого на альбоме присутствует франкоязычная версия немецкой песни времен Второй Мировой войны "Lily Marlene". Музыканты рассказали "Дням.ру", что теперь они собираются греметь своими железками не только в столице, но и по всей стране. Скоро начинается их турне по странам СНГ.

18.03.2003. "Комсомольская правда"

Оркестр художественной самодеятельности иностранного легиона

Писательница Людмила Петрушевская окунулась в музыкальный авангард

Широкая общественность, вполне возможно, попытается эту пластинку проигнорировать. Наша задача - не допустить этого. Ну сами посудите, как можно пройти мимо группы с таким славным прошлым. Называется группа Inquisitorum. Если верить пресс-релизу, ее члены познакомились во время службы во французском Иностранном легионе. Правда, музыканты меньше всего напоминают бывших солдат удачи. Но чем черт не шутит. Дальше - больше: первые концерты группы состоялись в Уганде в мае 1996 года. Надо думать, угандийские меломаны пришли в полный восторг. Музыка, прямо скажем, непростая. Если вы не очень хорошо знакомы с приемами, применяемыми разными прогрессивными музыкантами, то вам, может, и не понравится. Лично мне некоторые композиции напомнили черновые записи действительно выдающейся американской группы Morphine. При этом музыканты самокритично сообщают, что они не играют, а «бьют» по трубам, гитарам и саксофонам.

Но самое интересное начинается дальше. В качестве соавтора альбома под названием «№ 5 Середина Большого Юлиуса» («Союз») была привлечена Людмила Петрушевская. На литературном поприще она себя уже проявила, премию «Триумф» получила, настало время внедриться в музыкальные структуры. Роль Петрушевской тут двойная: во-первых, как автора текстов, во-вторых, как вокалистки. От второй части этой роли смело можно было отказаться. Вокал этот даже на откровенно авангардном фоне следует признать неприемлемым. Ну разве что вам нравится голосок старухи Шапокляк, у которой началось весеннее обострение. Спасает ситуацию то, что такого рода тексты, возможно, и надо произносить таким голосом. Тексты, кстати, довольно остроумные. Но опять-таки не в широком понимании этого слова. В правильном вокальном исполнении они, пожалуй, показались бы полным идиотизмом, а так - ничего.

Самый приятный момент припасен напоследок. Тут ни Петрушевская, ни Inquisitorum не занимаются творческими изысканиями, а в относительно традиционной манере исполняют по-французски старую немецкую песенку «Лили Марлен».

Леонид ЗАХАРОВ

Макс Иванов (Обозрение.Ру)

Грохот диско. Ржавый индастриал на рубеже тысячелетий

Весною 1998 года около фабричного беспорядка клуба "Крейсер" остановилась серая "семерка", сразу за ней притормозила черная "Волга". Из автомобилей выспалось куча железных труб, пружин, саксофонов, людей и один большой черно-белый телевизор "Темп". Индустриальный ВИА "Inquisitorum" приехал позвучать... 2000 год. Уже без телевизора, но все с тем же железом. Три готовых концептуальных работы, альбомы: "Твист", "2", "№3. Праздник", последний в ближайшее время выходит на лейбле "Boogie Man". Несколько десятков концертов в Москве, России, Украине, Армении, Латвии, Польше.

Шум, гам, визг, писк. Словно галопом на Тимоти Лири проскакал Бликса Баргельд, раздвигая и скручивая всевозможные музыкальные инструменты первой джазовой волны. Запись концерту - рознь. Об альбомном звучание басист и вокалист (вокал в контексте "инквизиторов" - невнятные ротовые звуки) Inquisitorum Виктор Буравкин говорит: "Немного больше сыгранности, практически обязательное присутствие сюжетно-звуковой линии, немного меньше естественно-концертной энергетики".

Вот еще одна цитата, на этот раз зрителя-журналиста: "Inquisitorum - единственное, что я видел в Москве, единственное, что нужно увидеть, будучи в Москве. Незабываемый кураж выступления словно чарует: не надо быть музыкальным критиком, чтобы распознать знакомые нотки безумия: Мы можем говорить о русском саботаже в музыке, словно не было этих 20-25 лет технических и бессмысленных усовершенствований:" (Жан-Люк Деко, "Le Fin")

Так или иначе, желая этого или нет, чуть ли не единственная индустриальная команда Москвы стала союзником той части левых интеллектуалов, о которой последние три десятилетия принято говорить, как о системаобразующем элементе современного западного гуманитарного знания. Это не просто звучание металлических деконструкций 70-ых, не просто дребезжащие саксофонные соло a-la "Дрезденский джазовый сон", это целая постмодернистская эпопея незнания.

"Том и Джерри", капрофаг и дрель, люди-гвозди на сцене числом 8, на альбоме +2, от 12 до 34 лет. Фрагментарно-живой музыкальный организм, выплевывающий на зрителей и слушателей душат первобытного смеси неагрессивной агрессии. Оркестр индустриальной пародии играет настоящий индастриал, он таким и должен быть - чрезмерным, поедающим самого себя.

Inquisitorum - рыба без воды, птица без неба, группа без слушателей. Каждый услышавший - уже участник. Его присутствие - гарантия настоящего развлечения.

ЖУРНАЛ FUZZ, N3 2001г.

Рецензия на альбом INQUISITORUM "№3 - Праздник"

Хулиганская выходка! Патентованная московская "худшая группа на территории бывшего СССР". Стенания (саксофонные) и скрежет зубовный гарантируются. Воинствующие раздолбаи и маргиналы, отрицающие право публики внимать сладким звукам, способны разогнать аудиторию концертной площадки любой степени заполняемости. Параллельно созидается ещё пара проектов разной степени игривости: КЕТЧУП И МАЙОНЕЗ и Ф.М. Ценители THROBBING GRISTLE, CABARET VOLTAIRE, CLOCK DVA и MONTE CAZAZZA тупо улыбаются, в воздухе круто пахнет беспардонными индустриальными 80-ми, так милыми сердцу самих INQUISITORUM: психотропы и децибелы, обогащённые сэмплами нового времени и смешными цитатками, в атаке на массового (если ещё не убежал) слушателя. Периодически устраивают индастриал-пати в клубах Москвы и провокации в сторону снобистского и-нет проекта Gothic.ru, брезгливо посматривающего в сторону INQUISITORUM & Co. Борьба на дальнем пограничье авангарда продолжается, правда, уже с тенями вражьих сил. Для неизвестного потребителя требует определённой подготовки, настроения и наслушанности. Произведениям, в свою очередь, требуются почитатели…

ЖУРНАЛ НЕФОРМАТ. №4 2001г.

И еще одна рецензия на последний альбом INQUISITORUM "№3 - Праздник" Очень стильный в оформлении и исполнении альбом известных московских нойз-индустриальщиков, о которых француз Жан-Люк Деко из "Le Fin" написал: "INQUISITORUM – единственное, что я видел в Москве, единственное, что нужно увидеть, будучи в Москве". Может, это и так, но слабонервным смотреть (и слушать) не рекомендуется. 10 участников группы (включающей двух саксофонистов и барабанщиков) в возрасте от 12 до 35 лет очень громко играют относительно ритмованные композиции. В том числе, между прочим, "Макарену", "Personal Jesus" Depeche mode и крафтверковский "Autobahn". Получается непохоже, но весело. Можно, конечно, возразить: всё это уже было в период расцвета индастриала, а "Swans" никому не переплюнуть. Ну, и не больно-то надо...

Сергей Меренков

(Russian Gothic Project)

О концерте Inquisitorum в клубе "Реактор" (18.04.99)

..Закрывала концертную программу вечера группа Inquisitorum. Надо сказать, что все люди, имевшие сомнительное удовольствие видеть выступление данного коллектива до этого, были единодушны в своем мнении - худшей группы на территории бывшего Советского Союза нет, и быть не может... Озаботившись желанием лицезреть то, хуже чего не может быть ничто, я с интересом стал наблюдать за происходившими событиями, кои не заставили себя долго ждать. На сцену, один за другим поднялись все участники данного акта, количественному составу которых позавидовали бы многие группы - участников было семь. Причем некоторые роли в составе дублировались - так, было, к примеру, двое ударников и двое саксофонистов, одним из которых была двенадцатилетняя (по слухам) девочка. Оставшаяся троица включала в себя - басиста и певца одновременно, некую гражданку, так же не обремененную большими летами, стоявшую за дешевеньким синтезатором, и господина, сидевшего на первом плане, и "музыкальным инструментом" которого был фрагмент жестяной водосточной трубы, судя по состоянию, не один год пролежавшей на помойке, и ржавой амортизаторной пружины, "елозеньем" которой по жести и достигался желаемый "музыкальный" эффект. Не обременяя себя долгой настройкой, данный "творческий консорциум" начал играть... Да, это было поистине катастрофическое зрелище, - каждый из семи человек состава молотил что-то свое, абсолютно несвязанное никакой общей нитью ни с одним из остальных инструментов. Проще говоря, - это была самая настоящая какофония, даже без какого-либо ярко выделенного ритма, что, по-видимому, в понимании коллектива являлось "свободным творческим полетом", но на самом деле можно очень точно выразить народной поговоркой - "что хочу - то и молочу"...

Николай Брыгин (Новые Известия)

О концерте Inquisitorum в клубе "Край" (12.12.99)

… Вы видели, как производят подсолнечное масло, резину для презервативов или каблуки для солдатских сапог, я имею в виду технологический процесс? Нет? А как чикагские негры (sorry, афроамериканцы) выжимали первые джазовые звуки из своих картонных гитар? То же нет? Я не видел ни того, ни другого, но точно слышал. На концерте московской индустриальной группы Inquisitorum…

Жан-Люк Деко (Le Fin)

О концерте Inquisitorum в клубе "Дом" (17.06.00)

…Inquisitorum - единственное, что я видел в Москве, единственное, что нужно увидеть, будучи в Москве. Незабываемый кураж выступления словно чарует… не надо быть музыкальным критиком, чтобы распознать знакомые нотки безумия… Мы можем говорить о русском саботаже в музыке, словно не было этих 20-25 лет технических и бессмысленных усовершенствований…

Виктор Ломон (П. Мир)

Несколько слов об оркестре Inquisitorum

Год основания-1935-ый. Индустриализация всей страны. Великие стройки эпохи Святой Инквизиции. Страна живёт в ритме отбойного молотка - industrial! INQUISITORUM - грохот прессов и шум доменных печей, плавно переходящий в музыку танковых гусениц: Так продолжалось до середины 60-х, пока музыка великих строек и мировых войн не превратилась в ленивое жужжание жирной мухи, гадящей на портрет начавшего выживать из ума дедушки, висящего в кабинете министра тяжёлой промышленности. Наступили ленивые 70-е, плавно перешедшие в дегенеративные 80-е. INQUISITORUM затих. Но не надолго. Постиндустриальные 90-е вновь занесли в начавший ржаветь механизм индустриально-тоталитарного монстра свежей смазки. 1997г. - сетевой маньяк-убийца Пузо при помощи безумного профессора Шаганяна, а также проповедника тоталитарных идей О.И.Эйкенрота и неизвестной науке, но наделённой мощным математическо-аналитическим мозговым устройством субстанции "Шурик", и при участии полностью облысевшей от радиации Хельги (более известной слушателям как девушка в противогазе), завернул гайки машины звукового насилия.

Конец 1997г.- в уши постиндустриального общества влетает первый вопль вновь ожившего монстра - "ТВИСТ". Монотонное клацанье драм-машинки, дебиловатые клавиши, идиотский вокал, "грязный" звук в духе начала 80-х - спокойная и совершенно не предвещавшая дальнейшего развития событий пластинка. Начало 1998г. - монстр требует свежей крови и ведёт себя всё более агрессивно. Летом выходит новый оруще-лязгающий звуковой гнойник - "II". Музыка былого величия индустриального прошлого. Следующей жертвой, проглоченной бездушной машиной, становится 11-ти летняя девочка Лиза (имеющая привычку играть на саксофоне) - большая поклонница NAPALM DEATH и NON. Её отец коллекционирует отбойные молотки и бензопилы. 1999г.- полное искоренение драм-машины. Остаются только куски железа, амортизационные пружины, электронные барабаны, бас-гитара, клавишные и два саксофона.

Вскоре к проекту присоединяется профессиональный шизофреник с очень странным именем "Сергей Крылов". Но не выдержав эмоциональной нагрузки, исчезает также внезапно, как и появился. Весь год проходит под знаменем борьбы со слушателем. Какой-то музкритик объявляет INQUISITORUM худшей группой на территории бывшего СССР. 2000г. - в механизм вставляется новый узел ударного действия - некто "Слава". Количество ударников наконец-то становится правильным-три. Летом записывается самый жуткий и агрессивный альбом "№3-ПРАЗДНИК". Музыка после ядерной войны. Музыка выживших для тех , кто выжил...

Лето. 2000. Крым



----(125047, Россия, Москва, ул. Чаянова, д. 8)----